aif.ru counter
19

"Меня вела и спасала судьба"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18 30/04/2014

Сказать, что тяжело было на фронте нашим ветеранам - значит, ничего не сказать. Холод, нестерпимый голод, потеря родных, любимых, своих боевых товарищей - это часть того, что пришлось пережить участнику двух войн Герману Константиновичу Симонову.

Финская кампания

Родился Герман Константинович в 1920 году. Но уже в 12 лет он остался без родителей. Сначала думал бросить школу, идти работать, но сестра не позволила: "Мама хотела, чтобы ты выбился в люди, учился, стал человеком". После школы юноша поступил в институт. Но учебу пришлось прервать. 18-летнего Германа призвали на фронт. Тогда началась его первая война - Финская.

Юношу сразу определили в танковые войска. "Взобрался в первый раз я на эту, как казалось мне тогда, металлическую махину, залез внутрь и обмер: под ногами снаряды, теснотища! Всего через месяц неожиданно пришел срочный приказ: погрузить танки на железнодорожные платформы, личный состав - в теплушки при них. В дороге - продолжение теоретического и практического обучения прямо на платформе, на остановках. Эшелон мчался к Петрозаводску. Оттуда своим ходом по лесистым, болотистым местам Финляндии. Через окошечко в танке я следил за местностью и ужасался: она была покрыта обрывками обмундирования, черными кляксами от взрывов снарядов и замерзшими лужами крови", - вспоминает Герман Константинович.

Морозы там стояли сорокаградусные. Хотя танкистов и одели в полушубки, шапки, валенки, холод внутри машины доставал до костей.

"Однажды я так продрог, что выхлопная труба работающего танка показалась мне спасительной, у нее я грелся. Но когда встал, все поплыло, меня под руки отвели в единственный оставшийся домик, где я несколько часов приходил в себя с помощью санитаров - отравился угарным газом". В этой 105-дневной войне потери советских войск составили 126875 бойцов, со стороны Финляндии - 66400 человек. 12 марта 1940 года был подписан мирный договор.

Великая Отечественная

Не успели советские солдаты оправиться, как 22 июня 1941 года началась новая война. "Нас тут же перенаправили в Иран, где мы пробирались на танках по ущельям. Двигались медленно: с одной стороны - отвесные стены, с другой - многометровые обрывы. Тревожная остановка - танк сорвался в пропасть.

В Иране мы были как раскалившиеся сковородки - изнемогали от жары и бездействия, когда фашисты захватывали все новые и новые города нашей Родины. Командиры успокаивали солдат: "Потерпите еще немного. Пока мы здесь нужны, но скоро и наша пора настанет". Вскоре нас отправили в Крым".

Помнит до мелочей Герман Константинович, как они перебирались через реку. На огромных баржах перевозили танки, машины, людей. В какой-то момент одна баржа завалилась на бок - все танки с людьми попадали за борт. Не успели добраться до суши - всех накрыли грохот, свист бомб. "Начался дождь. Бедные ребята-пехотинцы ползли по размокшей земле. Смотрю - справа и слева уже горят мои сослуживцы, вон кто-то выскочил за борт в горящем комбинезоне. Кричу механику, чтобы прибавил скорость, зову водителя - ответа нет. Вокруг дым. Стал открывать люк - заклинило. Кое-как открыл, перевалился через борт. Чувствую нестерпимую боль, куртка горит, голова кружится. И тут вижу - ползет пехотинец, тушит мою одежду, тащит к себе. Сквозь забытье слышу: "Давай, дружище, хоть ногами отталкивайся, еще малость осталось". Очнулся я в лазарете, смотрю - моего спасителя рядом перевязывают. А он еще и балагурит: "Во, очнулся танкист. Тут меня тоже малость задело - ерунда. Ну, бывай. Сейчас тебя тоже подремонтируют. А я пошел воевать". Я даже не успел спросить, как его зовут, и до сих пор не знаю имени своего спасителя".

Потом Германа Константиновича отправили лечиться в Новороссийск, Ессентуки, затем отправили в тыл в Грузию. "Когда в мае 45-го мы услышали, что на улице опять что-то взрывают, тут же подумали: "Опять война". К великому счастью, это было окончание Великой Отечественной войны и победный салют".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых