aif.ru counter
30.03.2011 00:00
46

"Заповедник - это не то, куда нельзя. А то, что нужно беречь"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13 30/03/2011

Нина Литвинова возглавляет Аст.раханский биосферный заповедник около 13 лет. Она настоящий профессионал, искренне переживающий за все, что происходит в заповеднике. О том, чем и как живет областной оазис, она рассказала нашей газете.

Выживаем, как можем

- Нина Александровна, с какими проблемами приходится сталкиваться?

- Много всего. Основная проблема - ничтожное финансирование. По закону заповедники содержатся за счет средств федерального бюджета. Жизнь дорожает, а финансирование сокращается. Например, на топливо (ГСМ) в 2009 году мы получили более трех миллионов рублей, в 2010 - 2,5 миллиона, в этом году - всего 1,7 миллиона.

- Вам помогают частные лица или фирмы, дают деньги на нужды заповедника?

- Деньгами в основном помогают москвичи, а местные предприниматели все больше услугами - ремонт сделать или транспорт предоставить. Причем это не самые богатые люди в области. Мы принимаем любую помощь, как и другие заповедники. Вот в Приокско-Террасном заповеднике, расположенном в Московской области, "усыновляют" зубров, которые обитают в специальных вольерах. Физическое или юридическое лицо берет шефство над животным - это называется "усыновление". Такая практика очень популярна. Нам в этом смысле труднее, ведь не "усыновишь" же цаплю или рыбу. Человеку хочется постоянно видеть своего опекаемого.

Заповедник горит

- Наверняка нехватка средств не единственная проблема.

- Еще одна наша боль - растительные пожары. Практически в 100% случаев это поджоги. Местные жители выжигают места под пастбища. Дорожники, чтобы не приводить в порядок обочины дорог, предпочитают просто их поджечь. Есть и другие причины. А ведь пожары - это колоссальный ущерб для всего живого. Сейчас птицы возвращаются на гнездовья. Водоплавающие для устройства гнезд используют старые заросли тростника. А дельта - выгорела. Места гнездования уничтожены. Охотопользователи не принимают мер для сохранения охотугодий. Некоторые виды рыб нерестятся, прикрепляя икринки к сухой травянистой растительности на дне. Пожар нарушает процесс нереста. А когда горит лес, это катастрофа. Ведь наши ивовые леса после пожара не восстанавливаются. Печально, что в рамках действующего законодательства очень трудно наказать виновников поджогов.

- А есть проблемы с промышленниками, которые стремятся прорваться на территорию заповедника? Говорят, там есть нефть.

- Одна из нефтяных компаний получила в пользование участок, захватывающий часть водно-болотных угодий международного значения и охранной зоны заповедника, где бурение запрещено. Но это вина не нефтяников, а министерства природных ресурсов и экологии, которое распределяет лицензионные участки. В данном случае власть оказалась не на стороне природы (хотя по своему профилю обязана ее защищать), а на стороне бизнеса. Пересмотрели Положения о водно-болотных угодьях, и компания, которая бурила в заповедной зоне неправомерно, стала это делать на вполне законных основаниях.

Туристам здесь не место

- Какие отношения у вас складываются с властью?

- У власти странная позиция в отношении заповедников. Например, федеральные парламентарии периодически поднимают вопрос о пересмотре федеральных законов, касающихся особоохраняемых природных территорий. При этом собственно экологическую составляющую из этих законов пытаются убрать.

У наших чиновников есть мечта - сделать заповедники туристической меккой. Но ведь это не только невозможно с юридической точки зрения, но и опасно для их обитателей. Специально для туризма созданы национальные парки, а заповедники - это научные учреждения, цель которых - сохранить уникальные или типичные природные комплексы нашей страны. Если уж и показывать природный мир, то не прямым вмешательством, а с помощью интерактивных технологий. На птиц, в частности, можно смотреть с помощью цифровых новшеств. У нас есть такая задумка - поставить видеокамеры в местах скопления птиц, техника будет показывать в режиме реального времени их жизнь. Увидеть все это можно было бы в Интернете. Самая большая проблема - обзавестись выделенными частотами, передающими сигнал. К сожалению, это слишком дорогое для нас удовольствие. Вот если бы кто-нибудь из сотовых операторов поддержал бы нашу идею...

- А простой человек может попасть в заповедник?

- Да, в составе экскурсии.

- Экскурсии по заповеднику - это хороший способ пополнить его бюджет?

- Рентабельность этих экскурсий не более 15%. Деньги идут на содержание инфраструктуры. Поймите, туристический бизнес прибылен при наличии большого оборота. По нашим расчетам, мы можем провести по маршруту одну группу не чаще одного раза в неделю, чтобы свести к минимуму фактор беспокойства. Вот если бы мы возили по 10 экскурсий в день, то могли бы что-нибудь заработать. Но так этим бизнесом можно заниматься год-два. Потом все живое просто уйдет из заповедника. Заповедник не может сам себя содержать, сам зарабатывать деньги. Ведь не отправляют же армию завоевывать себе средства на содержание. Есть структуры, которые должны содержаться государством на должном уровне, и заповедники - одна из них. Законодательно они объявлены национальным достоянием, следовательно государство несет ответственность за их сохранность.

Преступление и наказание

- Птицы и другие обитатели заповедной территории настолько чутко реагируют на беспокойство?

- Я бы даже сказала, что они прекрасно знают, что заповедник - это то место, где можно не бояться за свою жизнь. Когда начинается сезон охоты на водоплавающих птиц, то при первых выстрелах в охотугодьях они летят в заповедник.

- В заповеднике часто попадаются браконьеры?

- В последнее время нет. В конце 90-х в заповедник лезли и за дичью, и за рыбой, и за дровами. Сейчас в городе и в селах стало больше рабочих мест, и подобные вылазки прекратились. Надо сказать, что и пограничники работают добросовестно. Но нарушители все же попадаются.

- Какова ответственность за браконьерство в заповеднике?

- Сейчас штрафы за административное правонарушение увеличились со 100-500 рублей до 1000-2000. Предусмотрена и уголовная ответственность. Но суды, на мой взгляд, выносят слишком мягкие приговоры.

Например, задержали браконьеров, которые занимались электроловом. А вы знаете, что электроудочка убивает не только взрослую рыбу, но и мальков, и личинок, и гидробионтов, вообще все живое, в том месте, где используется. Это одно из вреднейших для природы приспособлений. Нарушители получили условное наказание. Лишь один браконьер, который уже имел условную судимость, получил четыре года колонии.

- Вы много времени проводите непосредственно в заповеднике. Родные не страдают от недостатка внимания?

- Я провожу там не так много времени, как хотелось бы. К сожалению, в последнее время появилось море рутинной бумажной работы. Нет времени просто сесть и подумать, осмыслить, спланировать. Кстати, о планах...Надеюсь, что скоро начнет работу сайт Астраханского биосферного заповедника, верю, что он станет популярным у астраханцев и не только.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых