aif.ru counter
16.03.2011 00:00
113

Гнилушки в центре. Почему аварийные дома не сносят годами

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11 16/03/2011

В редакцию "АиФ" обратилась Лариса Лебедева, хозяйка дома, расположенного по адресу: Астрахань, переулок Ленский, 15. Читательница пожаловалась, что рядом с ее жильем стоит деревянное двухэтажное строение (ул. Донбасская, 14), которое уже давно признано аварийным, а жители расселены в новые квартиры. Проблема огромного количества "гнилушек" на улицах в пяти минутах неспешной ходьбы от кремля волнует всех мало-мальски патриотичных астраханцев. А тут не только эстетика страдает, но и безопасность жильцов под угрозой. Мы напросились в гости к читательнице, чтобы увидеть неприятное соседство своими глазами.

"Мы боимся, что он обрушится на нас"

Живет 65-летняя пенсионерка Лариса Андреевна вместе с детьми и внуками практически в центре города, неподалеку от храма Святого Владимира. Правда, добраться до нужного дома было непросто - в узком переулке нет асфальта и ноги вязнут в грязи.

То, что мы увидели, нас, мягко говоря, удивило. Рядом с аккуратным каменным домом Ларисы Андреевны стоит полуразрушенное деревянное чудовище, накренившееся вбок. Крен у дома нешуточный, создается ощущение, что он вот-вот рухнет на добротного соседа.

Хозяйка пригласила нас в дом, где, сидя на уютной кухне, рассказала свою историю. Женщина принесла пухлую папку, в которой аккуратно лежали ее запросы в различные инстанции и ответы на них. "Каждый из ответов приходится ждать месяц, а то и больше", - посетовала хозяйка.

В 2008 году соседний дом был признан аварийным. Жителям дали новые квартиры. А строение осталось пустовать. С каждым месяцем оно рушилось все больше и больше, крен в сторону дома Ларисы Андреевны становился все сильнее.

"Мы свой дом построили сами в 1952 году, а лет десять назад сделали пристрой. Когда соседей расселили, мы стали ждать, что дом снесут. Но шло время, а дом так и стоял. Ночами я слышу, как он скрипит - страшно, кажется, что он прямо сейчас развалится. Я стала ходить по различным инстанциям, просить, чтобы его снесли. Куда я только не обращалась: к губернатору, в МЧС, комитет ЖКХ, управление по жилищной политике, комитет по строительству, в общественную палату, общество по правам человека - все отсылали в мэрию. Я записалась на прием, но моя очередь никак не дойдет, хотя прошло около года. Все специалисты, к которым я обращалась, признали соседний дом аварийным, а его состояние - опасным для нас. 1 мая прошлого года обвалилась кирпичная стена "дома с привидениями". Радует, что никто из моих родственников не пострадал под кирпичным дождем. Под обвалом были похоронены три дерева, цветы, кусты смородины и винограда, посаженные в нашем дворе. Теперь мы ничего не сажаем - вдруг снова что-нибудь обрушится. Получается, налоги за двор платим, а пользоваться им не можем. А еще не начинаем строительство второго этажа - не дай бог рухнет соседний дом, тогда и деньги, и силы будут потрачены зря".

Кстати, только после происшествия 1 мая были обрезаны свет и газ в соседнем доме. До этого благами цивилизации пользовались бомжи, живущие там. Но после обрушения и они покинули пристанище.

Вы нам писали

Лариса Андреевна подавала в суд. "Прокурор Кировского района оформил иск о незаконном бездействии. Эксперты на суде не раз заявляли, что состояние дома за последние годы ухудшилось, он находится в неустойчивом положении, состояние фундамента - недопустимое, есть реальная угроза обрушения. Но у суда были данные, что дом огорожен забором и к нему нет доступа. Хотя на самом деле жители соседних домов постоянно таскают оттуда балки, что еще больше усугубляет положение. В итоге 25 августа 2010 года суд отклонил иск прокуратуры.

Я думаю, что дом не может быть снесен по очень простой причине: три из четырех квартир, которые находились в аварийном доме, были приватизированы жильцами. Когда их переселили в новые квартиры, то приватизировать полученное жилье запретили. Теперь жильцы отказываются выписываться из старых квартир, пока им не дадут разрешение на приватизацию новых, а без этого снос дома невозможен. Замкнутый круг", - поясняет собеседница.

В городском комитете по строительству еще в 2008 году Ларисе Андреевне ответили, что снятие с регистрационного учета жильцов запланировано на конец 2009 года - начало 2010 года. Но воз и ныне там.

Лариса Андреевна уже и не знает, к кому ей обращаться. "Лишний раз страшно отпускать внуков погулять во дворе - вдруг что-то отвалится от соседнего дома", - говорит она.

Пройдусь от пепелища до гнилушки

Есть то ли анекдот, то ли правдивая история о том, что приехавший в Астрахань ино.странец решил, что центр города был разрушен во время Великой Отечественной войны и было решено оставить разбомбленные и покосившиеся дома как напоминание о войне.

Если пройтись по городу, то можно увидеть десятки сгоревших или полуразрушенных заброшенных хибарок. На одной только улице Челюскинцев мы насчитали шесть сгоревших и четыре заброшенных дома. Похожая ситуация и на других улицах центра: Кирова, Ахшарумова, Волжская, Казанская, Плещеева.

Проходим, считаем заброшенные хибарки. На перечисленных улочках набралось 23 сгоревших дома и 14 заброшенных. Стоят эти жуткие мертвые уродцы между вполне благоустроенных и ухоженных домов. Со слов соседей обгоревших остовов, из-за чего произошли пожары и где теперь погорельцы, они не знают. Сгоревшие остовы стоят не по одному году, но никаких признаков сноса или ремонта нет. И ограждений ни в виде забора, ни даже в виде предупреждающей об опасности ленты тоже нет.

Пусть у хозяев голова болит

Мы задались вопросом: в чьи обязанности входит снос сгоревших и заброшенных домов? "Снос объектов капитального строительства относится к полномочиям собственника имущества вне зависимости от формы собственности, - пояснили нам в администрации города Астрахани. - Если чьи-то права нарушаются существованием какого-либо строения, то такое лицо может обратиться в суд за защитой своих прав". Но, видимо, это не очень действенная мера.

Почему бездействует собственник

Так кто же должен сносить хибарки, если это полномочия собственника? Собственность, как известно, может быть частной, муниципальной и ведомственной. Ведомственных пепелищ и развалин, думается, в частном секторе практически нет. В подавляющем большинстве случаев остовы и пепелища принадлежат либо частным лицам, либо муниципалитетам.

Но наличие полномочий не обязывает ими пользоваться. Собственник может снести развалившуюся хибарку, но только если хочет. Почему не сносят гнилушки хозяева? У самих возможностей вновь отстроиться нет, поэтому тратить силы, время и деньги на расчистку бессмысленно. К тому же освобожденный участок, пока у хозяев не дошли до него руки, могут занять самостроем посторонние люди, узаконят его, а потом судись годами, доказывай, что на этом месте у тебя дом был и сгорел.

А муниципалов, видимо, участки по 2-3 сотки особенно не привлекают, многоэтажку на них не построишь, тем более не исключено, что район пойдет под снос. В общем, пока нет или условий, или инвестора, желающего взять участок под гнилушками под застройку, стоять неблагородным останкам ещё очень долго, вот только легче ли от этого Ларисе Андреевне и её семье?

Официально

В декабре губернатор Астраханской области Александр Жилкин заявил, что федеральные власти готовы выделить средства на продолжение реализации программы ликвидации ветхого и аварийного жилья в области. Решить проблему трущоб можно примерно за четыре года. Потребуется как минимум шесть миллиардов рублей бюджетных средств, остальное могут добавить инвесторы и сами переселенцы. "Но проблемную тему удастся закрыть на 90%. Потому что к этому времени наступит очередь "сталинок" и "хрущевок", их нужно будет либо сносить, либо капитально ремонтировать", - заявил губернатор. Тогда же Жилкин сообщил, что весной 2011 года власти надеются приступить к обновлению жилья на улицах Плещеева - Бакинская. Решение проблемы осложняется отсутствием на этой территории коммунальной инфраструктуры.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых