aif.ru counter
15.09.2010 00:00
18

Рыбпром на слом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37 15/09/2010

Астраханские областные депутаты пишут письмо председателю правительства Владимиру Путину. Они просят не допустить введения запрета на промышленное рыболовство на Нижней Волге. Желание запретить добычу рыбы на 3-5 лет высказал глава Росрыболовства Андрей Крайний. Таким образом, чиновники хотят "дать реке отдохнуть", чтобы она восстановила рыбные запасы. Рыбаки считают, что им останется одно - поголовно идти в браконьеры.

"Дать реке отдохнуть"

"Запрет нужно вводить на три-пять лет. В 2011 году мы такое решение примем. Уже через два года Волга закишит рыбой", - огорошил в начале сентября рыбопромышленников глава Федерального агентства по рыболовству Андрей Крайний. По его мнению, в Волге рыбы стало меньше из-за деятельности человека, из-за Волжско-Камского каскада ГЭС и плохо контролируемой промышленной добычи биоресурсов. Поэтому - "мы всерьез думаем, чтобы прекратить промышленное рыболовство, чтобы дать реке отдохнуть".

Для рыбаков-любителей тоже будут сюрпризы. Но чуть позже. Росрыболовство обещает написать программу развития спортивно-любительской рыбалки как индустрии, установив ограничения по количеству выловленной рыбы на одного рыболова-любителя. "Например, в США спортивно-любительская рыбалка приносит в казну больше средств, чем промышленные выловы", - заметил Андрей Крайний.

В ответ 9 сентября глава астраханского областного агентства по рыболовству Олег Григорьев обнародовал официальную точку местных властей. Он заявил, что заявление Андрея Крайнего - "первый серьезный сигнал, что пора прекращать ловить неучтенную рыбу, надо строго придерживаться квот". Правда, при этом добавил: "запрет может быть принят только после широкого обсуждения в регионах, с самими промышленниками, и, конечно же, власти субъекта федерации должны сказать здесь свое слово". Глава агентства уже знал, что промышленники и власти высказались против. Они сделали это 6 сентября на заседании комитета облдумы по аграрно-продовольственной политике, природопользованию и экологии.

"Рыба есть. Порядка нет"

Возмущенные астраханские рыбопромысловики, некоторые из которых являются параллельно депутатами, все как один назвали инициативу московского чиновника неудачной. Депутат и глава самой крупной астраханской рыболовецкой артели "Им. ХХ партсъезда" Борис Дрыгин подсказал, что идею о запрете промышленной ловли глава Росрыболоства, скорее всего, заимствовал у своих подчиненных из астраханского КаспНИРХа. По мнению депутата и рыбопромышленника, федеральный центр лучше помог бы восстановлению рыбных запасов прямыми бюджетными вливаниями. "Нашим рекам в первую очередь, необходимо дноуглубление. Своих средств у Астраханской области нет, и в этом вопросе нам нужна федеральная помощь. Рыба у нас есть. Любой рыбак это подтвердит. Порядка нет".

Глава областного агентства по рыболовству Олег Григорьев подтвердил, что федеральные власти 28 лет практически не финансируют дноуглубительные работы на каналах-рыбоходах. Тогда как областной бюджет "тратит немалые деньги" на искусственное воспроизводство. Тем более, что доля рыбы, добытой на Нижней Волге (45 тыс. тонн в год) не идет ни в какое сравнение с количеством добываемого ежегодно во всей России (3,5 млн тонн).

Стоит, правда, вспомнить, что представители и астраханской власти, и бизнес-кругов много раз приводили те же доводы, что и глава Росрыболовства - о том, что рыбы в дельте Волги практически нет. Однако никто из них не продолжал мысль и не предлагал прекратить зарабатывать на рыбном промысле.

"Проблема не с деньгами, а с желанием"

Росрыболовство придумало и куда девать освободившиеся рабочие руки. Всего, по его данным, освободиться должно 4,8 тыс. рыбаков. По мнению московских чиновников, их можно устроить егерями на 400 астраханских турбаз или моряками на 10-12 траулеров-килечников. На базах егерям якобы будут платить по 15 тыс. рублей. На Каспии можно, считают чиновники, можно ловить по 60-70 тыс. тонн кильки. На то, чтобы их построить, надо всего-то 500-600 млн рублей. "Цифра, поверьте мне, для наших лизинговых компаний смешная, проблема не с деньгами, а с желанием", - высказался Андрей Крайний.

"Туристические базы уже обеспечены необходимым количеством егерей, - считает председатель комитета облдумы по аграрно-продовольственной политике, природопользованию и экологии Николай Кабикеев. - В рыбной отрасли региона занято не 4,8 тысяч, как говорит Крайний, а более 30 тысяч человек. Между тем, трудоустроиться в сельской местности сложно, поэтому пострадают вместе с рыбаками и их семьи, а это - около 60 тысяч человек. Заявление Андрея Крайнего означает, что рыбацкие села хотят оставить без работы. Кроме того, за эти годы мы потеряем профессиональных рыбаков".

"Экипаж одного килечного судна составляет в среднем 10-12 человек, следовательно, трудоустроиться смогут лишь чуть больше сотни рыбаков, - возмущается председатель совета директоров "Каспрыбы" Андрей Маркин. - А остальные куда? Рыбаки - это люди, которые привыкли бороться со стихией, с трудностями. Несмотря ни на какие запреты, они не уйдут с реки. В Астраханской области может начаться серьезный социальный протест".

Кроме того, по данным областного агентства по рыболовству, покупать траулеры до января 2011 года никто не собирается.

"Белуги плавали у калитки"

Браконьерство как поголовное явление расцвело в Астраханской области в середине 90-х. Тогда - и до середины двухтысячных - целые села кормились исключительно этим, поскольку других способов хорошо заработать в деревне не было. Как выражаются сами рыбаки, тогда "белуги плавали прямо у калитки". В итоге к концу 90-х в верховьях Астраханской области осетровых не осталось вовсе. Их количество за последние 10 лет снизилось в 6 раз. Дошло до того, что фактически собственное воспроизводство в природе осетровых стало невозможным.

Примерно в 2005 году население дельты стало переходить на частиковую рыбу, в основном на воблу. Сейчас в год правоохранителями закрывается несколько небольших нелегальных цехов по переработке мелкой рыбы, - но уже не только воблы. Воблы теперь попадается, отмечают рыбопромышленники, - не больше 1% от общего улова за год.

Между тем, УВД констатирует, что преступлений, связанных с браконьерством, меньше не становится. С начала года таких преступлений только официально зафиксировано 2700, из оборота изъято 33 тонны частика, 2 тонны осетровых и 157 кг черной икры, а также 188 браконьерских стастей общей длиной аж в 43 километра. Это при том, что, как рассказывают жители сельских районов, ежедневно в протоках дельты появляются новые метры сетей.

После запрета промышленного рыболовства рыбакам, и так зарабатывающим хорошие деньги только во время путины, остается, констатируют все, пополнить группы профессиональных браконьеров, - возможно, собираться группами и выходить в море на байдах за уцелевшими осетровыми.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых