aif.ru counter
19.05.2010 00:00
7

Последний из "Букинистов"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20 19/05/2010

Рынок "вторичной литературы" в постсоветский период прошел путь от глобального спада в 90-е (когда соотечественники получили дивную возможность собирать безразмерные личные библиотеки и абсолютно не склонны были расставаться ни с одним экземпляром) до определенного подъема в настоящее время.

Отделы в книжных магазинах потихоньку исчезали, дольше всех держался "Букинистъ" у главпочтамта, но и он несколько лет назад приказал долго жить. Его нишу занял другой магазин, открывшийся неподалеку. Именно туда сместилась торговля подержанными изданиями с пятачка у филармонии.

По наблюдению эксперта Сергея Ионкина, сегодня к букинистам люди несут то, что радостно приобретали лет 10-15 назад. И нынешние покупки устареют, примерно, тоже через десятилетие. Главный соперник книг, разумеется, компьютер. Юное поколение не очень-то утруждает себя чтением бумажных носителей. Основные потребители книг, тем более, букинистических, - люди среднего возраста, преимущественно бюджетники.

Они достаточно редко расстаются с содержимым своих стеллажей. К букинистам собрания сочинений чаще всего попадают по двум причинам: в случае переезда владельца библиотеки или его смерти. Берут на продажу, конечно, не все. Наиболее востребована классика. Практически не залеживаются тома Чехова, Достоевского, Пушкина, а также Драйзера, Жюля Верна, Конан Дойля. А на Шекспира, Шоу, Лопе де Вега, Островского даже делают заявки. Ну любят астраханцы пьесы читать! В последнее время возникает интерес к политической литературе, например, трудам Сталина.

А вот самой своей главной удачей другой букинист Николай Рыжиков считает обнаруженные в мусорном ящике 40 томов дореволюционной энциклопедии Брокгауза и Ефрона (почти половина издания, включавшего 86 томов). Пришел как-то к нему бомж, принес один том и, увидев интерес, за бутылку согласился показать дорогу к кладу. И... привел на помойку, где лежал чемодан, набитый в идеальном состоянии раритетами. Вот оно, счастье букиниста! Причем, дело не в деньгах, которые можно выручить от продажи, а в ощущении радости, которую испытывает любой профессионал, став обладателем долгожданного сокровища, порой, весьма специфического. Встречались также среди астраханских раритетов прижизненные издания Пушкина, альманах "Полярная звезда". Сегодня старейшая книга магазина - издание по фармакологии и парфюмерии 1840 года.

Покупатели бывают разные. Заглядывают к букинистам археологи и этнографы, музыканты и чиновники. Ищут редкие издания, монографии, альбомы. И чаще всего, находят.

Букинистическая литература пользуется спросом и на крупных городских рынках. Многие, наверное, помнят знаменитый "черный" книжный рынок за Ямгурчевским мостом, где можно было купить самую дефицитную литературу. Приобрести агатовый томик стихов Анны Ахматовой или булгаковский роман "Мастер и Маргарита" считалось просто счастьем. Сейчас нет такого понятия как "дефицитная литература", однако на тех же Больших Исадах, к примеру, на блошином рынке можно встретить огромное количество макулатуры - от старых изданий Роман-газеты до многочисленных томов Мориса Дрюона или Валентина Пикуля, пик популярности которых пришелся на 80-е годы. Стоит отметить, что они и по сей день востребованы читательской публикой.

Вообще, когда проходишь по таким букинистическим рядам, потрясаешься, какой многозначительной макулатурой снабдила нас советская эпоха. Раритеты там вряд ли найдешь, а вот всяческих пособий (читай - руководств к действию) вплоть до "Вышивай крестиком" - хоть отбавляй. Нередки учебники арифметики или физики образца 50-х годов, которые никогда уже не пригодятся даже самому ленивому ученику. И не потому, что изменились законы или системы счета - просто, как сейчас принято говорить - не тот формат.

И судя по спросу и в букинистическом магазине, и на книжных развалах, мы по-прежнему остаемся самыми читающими на планете. И так, очевидно, будет всегда, покуда в нас не иссякнет вера в печатное слово.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых