aif.ru counter
11.06.2008 00:00
35

Притонения больше нет

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24 11/06/2008

В этом году, впервые за последние 20 лет, уменьшилось количество браконьеров. Впервые не построено ни одной байды для морского лова.

САМИ браконьеры говорят, что пора переходить на частик, потому что осетровых на Каспии и в Волге просто почти не осталось. Даже у тех, кто имеет право ловить осетровых, часто сеть после притонения выходит на берег пустой.

Дорогое удовольствие

ВЕСЕННЯЯ путина закончилась в конце мая, однако для браконьеров это почти ничего не значит. Они даже самым жарким летом продолжают выходить на взморье и ловить. Браконьерство в реке, как говорят специалисты, уже несколько лет не приносит результата, достаточного для того, чтобы держать здесь настоящий нелегальный бизнес. Продолжается только так называемое бытовое браконьерство. Ставят снасти на осетров, белугу и севрюгу рыбаки, которые идут на лов обычной рыбы, - потом возвращаются и проверяют. Или плывут и тащат по дну сетку - а вдруг попадется. Правда, даже этого сейчас все меньше, и тормозить каждого рыбака на реке не имеет смысла.

"Не будем же мы задерживать дедушку с сеткой, который вышел поймать чего-нибудь себе с бабушкой покушать", - говорит начальник отдела по борьбе с браконьерством управления милиции по борьбе с правонарушениями в сфере незаконного оборота рыбных ресурсов Олег Рожков.

За эту весну управление накрыло 10 браконьерских групп. В их составе - 3 астраханца, 4 калмыка, 1 ингуш и 29 дагестанцев. 12 нарушителей арестованы. Задержано 10 байд с 18 съемными моторами.

Байда - это современное, легкое, кустарное транспортное средство, способное достигать огромной скорости даже при волнении на море. Лодка представляет собой 12-15-метровую посудину с высоким носом, чтобы идти против морской волны. И оснащена двумя-тремя-четырьмя моторами Yamaha или Mercury по 200-300 л.с. Такая машина может выжимать до 90 км в час по воде.

Делали такие лодки раньше в Астрахани, Лагани и в нескольких местах в Дагестане. В 2006 году, с гордостью рассказывают милиционеры, оба астраханских подпольных цеха закрыли. Однако, что интересно, в Калмыкии, где браконьерство процветает, за 2007 год не сделали ни одной байды. Не потому, что правоохранительные органы работают хорошо, а потому, что заказов нет. В Дагестане все еще делают. "Но, похоже, бизнес начал затухать", - осторожно предполагает Олег Рожков. По его словам, еще лет 5 назад байды делали в два раза меньше, и моторы были в несколько раз маломощнее. Теперь же, думает начальник отдела по борьбе с браконьерством, байды больше увеличиваться в размерах не будут - нерентабельно.

Уже сейчас снарядить одну байду стоит около 50 тыс. долларов: три мотора примерно на 35 тыс., сама лодка, провизия, оружие, "на лапу". Сами правоохранители и чиновники в этом не сознаются, но есть официальная статистика...

По данным "Всемирного фонда дикой природы" (WWF), в низовьях Волги сформировалась целая шкала расценок. Например, за каждый выход байды в море нужно платить по 200 долларов сотрудникам морской пограничной охраны, милиции, водной милиции, прокуратуры - всем тем, кто согласится взять. Кроме того, контролем за рыбными запасами занимаются ФСБ, Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору, налоговая служба и даже Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков. Контролирующих структур с учетом того, что только МВД представляют несколько подразделений - более десятка. Уже поэтому взятки не гарантируют сохранности улова - на всех может просто не хватить.

От севрюги к вобле

РЫБООХРАНА порой привлекает к себе на общественную работу таких "рыбаков". Губернатор Александр Жилкин на одном из совещаний рассказал о встрече с общественным помощником "Севкаспрыбвода" во время приезда Владимира Путина. "У него лодка с 4 новенькими моторами, и сам одет хорошо. Мне сказали, что он помогал "Севкаспрыбводу", а официально сидел на работе в детском саду. А на лице очень хорошо написано: где и сколько он на самом деле сидел".

Милиционеры сами сознаются, что вынуждены выходить в море на байдах, позаимствованных у "общественных помощников", потому что иначе морских браконьеров не поймать.

Между тем, бизнес становится все более опасным. С собой браконьеры, свидетельствует милиция, берут не только карабины и ружья, но чаще всего автоматы. Бывают и одноразовые гранатометы "Муха". Поэтому с рыбоохраной часто ездит СОБР - как минимум с подствольными гранатометами.

Они считают, что хорошо бы иметь еще вертолет, и чтобы областные власти, как было еще два года назад, помогли оборудовать стационарные посты в дельте. Тогда милиция имела пару плавучих баз в виде старых кораблей. От них до мест браконьерского лова ближе, чем от Астрахани.

Но, возможно, рассуждают в рыбоохране, браконьерство в промышленных масштабах прекратится само собой. Просто потому, что ловить уже сейчас почти нечего. Из арестованного в этом году браконьерского улова в 140 голов достали всего 5 кг икры.

Уже сейчас, по данным областного агентства по рыболовству и рыбоводству, количество искусственно выведенной рыбы достигло трети всего волго-каспийского улова.

Конечно, икру до сих пор нелегально продают. Последняя новинка - реклама с помощью спама и собственно продажа в укромном условленном месте. В Астрахани икру сейчас можно купить примерно за 25 тыс. рублей.

Но уже, говорят милиционеры, появилась новая тенденция. В этом году обнаружено и закрыто несколько незаконных цехов по переработке частика с запасами на 3-5 тонн. Бывшие браконьеры открывают новый бизнес - переходят, например, на воблу. Один предприниматель-скупщик на селе может завялить у себя во дворе несколько тысяч штук в год и зарабатывать, продавая свою продукцию в областном центре.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых